Последние ответы на ваши вопросы

Наталья Александровна:
Ювенальная юстиция - хорошо это, или все-таки плохо? (2011-12-20)

Ответ:

 Ирина Шилова. Диалог о ювенальной юстиции в России

Появление первых ростков ювенальной юстиции в России вызвало достаточно активное противодействие со стороны части российского общества. На данном этапе, когда мнения сторон сформировались, казалось бы, пришло время для диалога, в результате которого злободневные вопросы, связанные с правовым положением самой незащищенной части общества – детей, могут начать решаться. Но, судя по ситуации, отраженной в СМИ, этот диалог произойти не может.
С прекрасной лаконичностью и компетентностью ситуацию охарактеризовал Юрий Белановский: «Вместо цивилизованной дискуссии сторонников и противников – два мало пересекающихся потока информации: профессиональные вопросы, отраженные в ряде авторитетных научно-популярных публикаций, раскрывающих ювенальную юстицию как правовую и социальную технологию, – и дилетантские всеотрицающие истерики, отраженные в неменьшем ряде публицистических текстов. Важная черта последних – отсутствие четкого понятийного аппарата, яркие эмоциональные аргументы, граничащие с манипулятивными технологиями, обвинительный неконструктивный тон».
В этой статье я бы хотела проанализировать некоторые культурные понятия, на которых построены аргументы противников введения ювенальной юстиции в России.
Самой главной отправной точкой, которая используется в большинстве статей, выступлений и писем является утверждение, что понятие ювенальной юстиции противоречит главным основам традиционного российского общества. Среди этих основ перечисляются: особое значение семьи в традиционном российском обществе, противоречие христианской догме «чти своих отца и мать» и патриархальность (!) российского общества.
Использование этих фраз, однако, показывает, что их авторы практически не понимают объективных значений, которые эти фразы имеют, и оперируют ими, судя по всему, в результате их личной радости от избавления от советского атеизма и возвращения в российское общество института церкви. К сожалению, эти фразы имеют исключительно сильное влияние на слушателей и читателей и уводят их от ясного понимания проблем в сегодняшней ситуации с защитой прав детей.
Особое значение семьи в российском обществе трудно определить, потому что значение семьи в любом обществе при любой религии исключительно велико. И если авторы этих выступлений считают, что в России семья ценится выше, чем в других странах, то факты говорят противоположное.
В семьях, проповедующих мусульманскую и буддийскую религии, например, решения, принятые семьей, чаще всего имеют решающее значение в судьбах их членов. В то время как в типичной российской семье, которая в большей или меньшей степени ассоциирует себя с Православной христианской общиной, родственники достаточно независимы друг от друга в проявлении их индивидуальности.
Что касается понятия семьи на Западе, то без всяких преувеличений можно сказать, что это понятие практически приравнивается к святым, по крайней мере, общество ожидает этого от своих членов. В Северной Америке редко встретишь семью, даже молодую, с одним ребенком, а трое детей считается нормой. Для России же норма – единственный ребенок.
Нельзя также забывать, что все российские семьи – это постсоветские семьи, где большинство их членов в большей или меньшей степени были или воспитаны или по крайней мере постоянно соприкасаются с остатками советской идеологии, то есть идеологи государства, где семейные узы были разрушены так, как ни в одном другом государстве. И это только некоторые контраргументы против утверждения, что в российском обществе семья имеет огромное значение. Вероятно, сторонники таких утверждений, имеют в виду ту «идеальную» семью, которую им рисует собственное воображение.
Что же касается христианской нормы поведения «чти своих отца и мать», то опять же это прекрасная модель, к которой общество должно стремиться, но никак не социальная практика. Во многих случаях, «непочитание» – это большая семейная проблема, но в других случаях – это необходимая защитная реакция детей. Психологически нормальные дети, имеющие, например, родителей с асоциальным поведением, могут их любить, жалеть, даже заботиться о них, но никак не «почитать». Если ребенок «почитает» своих явно плохих родителей, значит, он уважает их, а это уже показатель первых криминальных проявлений его характера.
Следующий аргумент о якобы «патриархальности» современного российского общества вызывает просто недоумение. Мы можем говорить о патриархальности в поведении отдельных людей, в поведении в семье, но никак не в обществе. Законы Российской Федерации не ставят интересы мужчины, мужа, отца или брата выше интересов женщины, жены, матери или сестры. Социальная же политика Российского Правительства активно направлена на уменьшение неравенства между мужчиной и женщиной, то есть на исчезновение патриархальности в семье.
В целом, представители движений против ювенальной юстиции явно видят роль церкви как заместительницы коммунистической «религии», а это значит, что они не понимают, что христианская религия, в отличие от коммунистической, не является в России государственной религией. То есть христианские заповеди, как и заповеди других религий, не могут непосредственно отражаться в государственном законодательстве, а основная политика российского правительства является секулярной.
В выступлениях антиювеналистов звучит озабоченность о возможном ухудшении демографической ситуации в России в случае введения закона о ювенальной юстиции: родители, якобы, будут бояться иметь детей, потому что дети будут в состоянии жаловаться на родителей. Что же защищают защитники будущей хорошей демографической ситуации? Опять же прекрасную идею. А система ювенальной юстиции по определению защищает конкретного ребенка.
Распространенный советский миф о защищенности детей в Советском Союзе по-прежнему живет, и вызывает беспокойство то, что даже статистические данные мало беспокоят россиян. Понимают ли антиювеналисты, что в определенной степени они становятся ответственными за отсутствие достаточного законодательства о защите детей?
Алексей Головань, бывший Уполномоченный по правам ребенка в Москве, заявил на пресс-конференции, что в 2009 году в России погибло от рук взрослых более 500 детей, более 900 были изнасилованы и 12,5 тысячи находятся в розыске. И это только официальные данные.
Мы прекрасно знаем, что именно в традиционном постсоветском обществе многие преступления, особенно изнасилования, и даже смерти детей в результате недостатка родительского или педагогического внимания, просто скрываются. На фоне этой страшной сегодняшней статистики беспокойство по поводу будущей демографической ситуации выглядит практически безнравственно.
Сам по себе диалог между общественными группами, которые придерживаются разных взглядов на функцию ювенальной юстиции в обществе, не опасен, а наоборот, абсолютно необходим. В результате этого диалога, например, выявился наиболее сложный и тревожащий общественность вопрос о праве опекунских органов забирать детей из семьи. Значит, наибольшее внимание всех, кто участвует во введении новых законов и их практическом воплощении, должно быть привлечено именно к этому процессу, который должен быть тщательно прописан в инструкциях и базироваться на новейших исследованиях психологии, юриспруденции и других дисциплин. И решение об изолировании детей от родителей должно быть самым последним в ряду защиты детей.
Но когда одна из сторон, используя популярные лозунги и привлекательные, в частности для взрослых людей, имеющих детей, фразы, практически останавливает диалог, страдают и, самое страшное, погибают от этого – дети. Они погибают от нежелания взрослых и сильных дискутировать! Эти дети не имеют возможности ни защитить себя, ни высказаться, и даже перспектива (!) для них пожаловаться по телефону, по мнению антиювеналистов, не должна обсуждаться. Это представляется ими как табу, совершенно в традициях советского политического режима.
Ирина Шилова, д. ф. н.
www.juvenilejustice.ru/

Ольга:
Здравствуйте, скажите где можно увидеть список медиаторов, к которым можно было бы обратиться за помощью и сколько это будет стоить? (2011-03-31)

Ответ:

На данный момент в Пермском крае такого официального списка нет. Во всех территориях края работают подготовленные специалисты в сфере восстановительной медиации - ведущие восстановительных программ. Они работают в рамках муниципальных служб примирения и в первую очередь их работа направлена на разрешение конфликтных и криминальных ситуаций, в которых оказались несовершеннолетние по заявкам суда и комиссий по делам несеовершеннолетних и защите их прав. Их деятельность по заявкам суда и КДНиЗП является для подростков и членов их семей беслпатной, ее оплачивает государство. Найти информацию о таких специалистах и службах можно в администрации каждого района, территории, в КДниЗП, районном отделе образования.
Идет в нашем крае и подготовка медиаторов для разрешения конфликтов на местном уровне, конфликтов между гражданами и органами власти - это делается в рамках проекта Всемирного банка "Расширение сферы прозрачности и гражданской активности на местном уровне" при поддержке уполномоченного по правам человека в Пермском крае. В рамках этого проекта в 4 территориях районах нашего края (Оханск, Коса, Кизел и Суксун) приступают к работе обученные медиаторы. Узнать информацию о них можно центрах правовой и гражданской активности. Их работа для жителей края также является бесплатной.
А вот в ситуациях, связанных с конфликтами в иных сферах (семейные конфликты, трудовые споры и пр.) пока можно констатировать тот факт, что информации о тех специалистах, которые бы взялись за работу с такими конфликтами и размере оплаты отсутствует.
Впрочем, скорее всего, это вопрос времени. Так, наша ассоциация разрабатывает собственный сайт и скоро на нем появится информация о медиаторах и сферах, в которых они работают. Наши специалисты работают в разных территориях Пермского края и если у кого-то возникнет необходимость в услугах подобного рода, то можно обратиться на эл. почту Annakhavkina@mail.ru и мы постараемся подобрать подходящего вам специалиста.

Хавкина Анна Львовна, председатель Ассоциации медиаторов Пермского края

Оксана:
Здравствуйте! Моей дочке 7 лет, ходит во 2 класс. У меня проблема с ней заключается в том, что если у нее что-то не получается (это касается всего от уроков, до того что не получается надеть платье на свою куклу), она сразу же начинает плакать, даже не попытавшись как-то начать это дело. Причем плач у нее не как обиды или боли, а просто истерика какая-то, переходит в крик. Я ей объясняю, говорю, ты попробуй, и давай вместе и т.п. Но она не слушает. Меня эти истерики очень раздражают, выводят из себя. Мне сложно сдержаться в тот момент чтобы не шлёпнуть её. Я ей объясняю, что ругаю её за её вытьё, а не за то, что она чего-то не сделала. Когда она успокаивается и мы всё же начинаем делать то, что у неё не получалось, вместе, она соглашается, что это оказывается не так уж и сложно. Я понимаю, наверное , проблема в нас обеих. Но не могу понять причину её такого поведения, она хочет, чтобы всё делали за неё. Она делает только то, что не доставляет её каких-то усилий. НО она до сих пор предпочитает чтобы её кормили с ложки и надевали колготки. Пожалуйста, помогите, как мне вести с ней в ситуациях её истерик. Я не хочу сломать её, но в тоже время идти на поводу её слёз больше нет сил. (2010-05-22)

Ответ:

 Оксана, давайте попробуем разобраться. Сейчас у вас получается, что вы вроде бы не ругаете дочь за то, что она сделала что-то неправильно, но вы ругаете ее за то, что она выражает чувства по этому поводу. На самом деле, второе - даже более странно и вредно, чем первое. Оксана, ответьте себе на вопрос, зачем вы это делаете? Это чему-то помогает? Вы сами говорите, что нет. А теперь ответьте себе на вопрос, почему вы это делаете? Вероятно, на этот вопрос ответить проще - потому что вы раздражены, напряжены, слезы и нытье - действительно сильнейший неприятный раздражитель. Исходя из этого, что логичнее всего сделать? Избавить себя от этого раздражителя. Вы имеете на это полное право. Скажите "Я с удовольствием тебе помогу, если нужна будет конкретная помощь, но слышать нытье мне неприятно, постарайся успокоиться и поговорим". Можете даже выйти из комнаты, если знаете, что иначе сорветесь и начнете ругать дочь и шлепать ее.
Учитывая же остальные элементы поведения вашей дочки, мне кажется актуальным более детально проанализировать ваш стиль воспитания. Прежде всего, исходя из всех описанных "симптомов", у меня появляются вопросы к последовательности вашего стиля воспитания, к тому, есть ли в вашей семье четкие правила, традиции и так далее. Это лишь гипотеза, вы много описали поведение дочери, но очень мало сказали о том, как ведете себя в воспитании вы сами. Для более детального анализа обратитесь к психологу либо почитайте книги о воспитании, сравнивая описанные модели со своей.


Евгения Лепешова, психолог

Татьяна:
Здравствуйте! У меня есть сын, ему 15 лет, он дружит с девочкой. Недавно сын пришёл домой с проколотыми ушами и вставленными в них серьгами! Я чуть в обморок не упала,сын сказал,что уши ему проколола его девочка,что так модно и ей очень нравится!? После почти двухчасового скандала я чуть ли не силой вытащила у сына из ушей серёжки,спрятала их. Теперь сын со мной почти не разговаривает,замкнулся и как я поняла,избегает меня. Наверное я такая старомодная,просто думала,что носить серьги в обоих ушах как то не по-мужски. Посоветуйте пожалуйста,как мне помириться с сыном,я даже готова отдать ему его серьги, лишь бы помириться, просто не могу никак сделать первый шаг. (2010-12-13)

Ответ:

 Татьяна, зачем вам нужно, чтобы ребенок снял серьги? Настолько, что вы, по сути, совершили акт насилия, сняв их с него. Ответьте себе честно на этот вопрос. Потому что вам кажется это неуместным, неприличным, некрасивым? Но ваш сын так не считает, мало того, в его среде это, видимо, принято, а для подростка очень важно быть частью среды. Вас задело, что сын сделал это без вашего разрешения? Он стремительно взрослеет и скоро будет все решения принимать без вас. Пока же он еще не способен полностью отвечать за свою жизнь, поэтому вам стоит обсудить с сыном, какого рода вопросы он должен обсуждать с вами, приведя серьезные аргументы (например, "Важно, чтобы ты обсуждал то, что собираешься делать со своим телом, поскольку у тебя еще нет достаточно опыта и ты можешь не знать многих нюансов, как можешь себе навредить"). Если же в чем-то ваши аргументы будут касаться только вопроса "красиво-некрасиво", то здесь вы можете лишь высказать свое мнение, но не давить. Но, конечно, все эти разговоры возможны только при нормальных отношениях. Помириться сейчас будет довольно сложно, но вы сможете это сделать, если искренне извинитесь перед сыном, если искренне будете считать, что перегнули палку. Увы, иногда одного подобного эпизода для подростка достаточно, чтобы всерьез и надолго отгородиться от родителей.
Евгения Лепешова, психолог

Альбина:
Здравствуйте! Скажите, существуют ли медиаторы в уголовном праве РФ? Если да, то какова их роль именно в уголовном праве РФ? С Уважением, Альбина. (2010-06-12)

Ответ:

 Уважаемая Альбина! Отвечаем на Ваш вопрос.
"… Правительство Пермского края пошло по пути продвижения ювенальной юстиции. С 2002 года начали создаваться школьные службы примирения и при комиссиях по делам несовершеннолетних создавались муниципальные службы примирения, выделялись отдельные специалисты, которые занимались работой с правонарушителями. Результаты: рецидив всего 11%. Те кто не проходил процедуры медиации, рецидив порядка 40%. С 2008 года при 20 судах Пермского края на сегодняшний день работаю специалисты, работающие с несовершеннолетними правонарушителями. Выработался определенный алгоритм взаимодействия между судами и муниципальными службами примирения. Специально выделены судьи, которые работаю только с несовершеннолетними правонарушителями. У этих судей есть помощники. В функции помощника входит взаимодействие с муниципальной службой примирения, которые создавались за счет федерального и муниципального бюджета. По поступлению дела в суд помощник судьи формирует определенное досье и отправляет его в муниципальную службу примирения, где работаю от 2 до 5 специалистов - в основном психологи и педагоги. Специалисты службы примирения общаются с участниками конфликта и по возможности заключают мировые соглашения.

Итоги медиационной работы в сфере ювенальной юстиции: резкое снижение рецидивных преступлений среди несовершеннолетних, снижение криминального фона среди несовершеннолетних, снижение нагрузки на суды, уменьшение количества наказаний, связанных с лишением свободы. По данным одного из судов города Перми только в 10% случаях были вынесены обвинительные приговоры в отношении несовершеннолетних. И в целом примерно в 75% случаях при передаче судебных дел на медиацию дела заканчиваются мировым соглашением…"
С уважением, Председатель Совета Ассоциации, медиатор Палкин Сергей Вячеславович

Екатерина Мазутина:
В последнее время юристы говорят о ювенальной юстиции. Для большинства же граждан такие слова, как «ювенальная», «медиация», новые, и мало кто понимает, о чем идет речь. (2010-10-10)

Ответ:

 Отвечает председатель Кунгурского городского суда Виктор Кожевников:
- Если сказать коротко, ювенальная юстиция – воспитательная юстиция, в которой задействованы самые разные службы. Их цель – не покарать ребенка, если он совершил преступление, а помочь ему осознать свое поведение. Медиация – это методика, предполагает примирение при встрече потерпевшего и нарушившего закон, но при встрече не в суде, а при помощи примирительных муниципальных служб.
Элементы ювенальной юстиции внедряются в Кунгуре вот уже два года, с того времени, как заключено соглашение между краевым судом и правительством края. Подобное соглашение есть у нас с администрацией города и района. Суть этой работы в том, что к ребенку нельзя относиться, как к закоренелому преступнику. Надо попытаться вернуть его в общество. Выяснить социальные причины его поступка. Убедить его искренне раскаяться в том, что он совершил. Основная задача ювенальной юстиции – предотвращение преступления в дальнейшем. И результаты уже есть. Процент повторной преступности среди несовершеннолетних стал меньше.

Юлия:
Когда будут известны итоги краевого конкурса на лучшего специалиста по восстановительным технологиям, в положении написано, что конкурс завершается 11 декабря (2010-12-16)

Ответ:

Здравствуйте, Юлия,

Подведение итогов конкурса и нагрждание будет происходить на краевой конференции 22 декабря в 15 часов по адресу: г. Пермь, ул. Куйбышева 14, КДЦ, 4 этаж, малый зал

Copyright © 2009 Ювенальная Юстиция в Пермском крае
Сайт разработан РЦИ ПНИПУ